frau_schmerler (frau_schmerler) wrote,
frau_schmerler
frau_schmerler

Я и моя Свекровь

- Оля,-говорит мне С, которая Свекровь с большой буквы, как тебе идёт это платье, ты в нём такая стройная!
- Да, смущаюсь я,- удачный покрой может скрыть пузцо!
- Что ты, какое пузцо, возмущается она, у тебя нет живота! Вот жопа да, жопа у тебя толстая!

Для того, чтобы жить со Свекровью, нужно 2 вещи: отдельный вход и железное несгораемое чувство юмора.
С во времена Второй Мировой работала главной медсестрой на фронте, поэтому её любимая тема - сифилисные шанкры и ампутации.
- Вот я вам сейчас покажу, -увлечённо говорит она за ужином, поднимая на вилке сосиску, главное - при ампутации конечности оставить кожу для наложения на рану, чтобы края заходили друг на друга, смотри, я на сосиске покажу!
ПК с Детёнышем зеленеют, а Абрикосина пользуется моментом и откусывает у ампутационной сосиски хвостик.
- Какие худые дети, сокрушается она, у них, наверное непереносимость лактозы! Что? Они пьют много молока? Они всё время пьют? Тогда это признак сахарного диабета!
Им нужно есть много хлеба, они не наедаются.

Когда я начинаю кипеть, чтобы не разорваться на тысячу маленьких хомячков ухожу на цокольный этаж в сушилку, подышать. До него 24 ступеньки, и учитывая количество моих передыхов, я должна иметь ноги страуса и лёгкие охотника за жемчугом.

- Почему вы так мало едите хлеб? В наше время все ели хлеб.
- В ваше время вы ели первитин и маршировали по Запорожью с войсками СС, - не удерживаюсь я и не успеваю вспомнить, что ей 92, а, значит, она сродни Абрикосине, которой 2 с половиной.
Этим двум девочкам нужна любовь.
У одной из них уже всё случилось, война, голод, трибунал, муж-тиран, 6 детей и болезненная, серая бытовуха послевоенной разрухи, и дети уже давно бабушки и дедушки, и всё, прошло, молодость, здоровье, надежда, вера, всё стёрлось, позеленело как бронзовый шпиль ратуши, рассыпалось никому не нужными воспоминаниями, осталась только нерациональная, невыгодная, немодная любовь.
А у другой ещё всё впереди, путь от горшка с медведями до старческой катаракты далёк, тернист, невыносимо бьёт красками, звуками, музыкой, смехом, слезами, эгегегей, посторонись, всё случится, но не сегодня и не завтра, пока вот тут, с мамой, тёплая подушка, заспанные локоны за ушком, и первоматерией, плацентой всей жизни - любовь.

Я ужасно их балую, я не хочу по-другому, в этом мире, где столько говна и злости, пусть они будут пресыщены, пусть раздают своим любимым, и пусть будут счастливы.

- Где ты была сегодня утром целых ТРИ часа? - вопрошает С, демонстративно помирая в подушках, нет, я знаю, что тебе надо было к зубному, но три часа?!
- Я специально для тебя сварила куриный супчик, игнорирую я помирание, с домашней лапшой, как ты хотела.
С с удовольствием доедает вторую тарелку и разочарованно спрашивает, а где шницель? Ты обещала шницель!

Топ-топ-топ, иду я в сушилку.

За полгода нашего соседства С обзавелась под моим чутким руководством новыми зубами, слуховым аппаратом размером с булавку, антикварным сервантом и компьютером для чтения. Хотя последнее можно вычеркнуть, она помудохалась с ним и поставила в кладовку, неудобно.
- Ах, говорит она, как же плохо быть старой клячей, почти ничего не вижу, ноги не носят...Кстати, у тебя свои ресницы или наклеенные?

Когда я прихожу к ней убирать, она фыркает, как это, ты убираешь у меня, а уборщица у тебя, фффу.

Когда никто не видит, она ложится с Абрикосиной на кровать и они вдвоём делают гимнастику, задирают ноги вверх, приседают, танцуют. Карета превращается в тыкву ровно в тот момент, когда вхожу я, и тогда С снова разваливается и кряхтит.

- Мама, а кто такая проститутка, спрашивает за ужином детёныш, и пока я мысленно леплю супер-педагогический ответ, С говорит, Тони, это женщина, которая ублажает мужчин за деньги!!! И добавляет, я вчера программу смотрела, так они за неделю могут на машину насобирать!

- А бывшая ПК была в молодости красиииивая... Но ты тоже ничего, только волосы твои надо покрасить и обрезать, не люблю рыжих! Вообще как тебя первый раз осенью увидела, была в ужасе!
Иногда я напоминаю ей, что первый раз был весной, и я была брюнеткой, а иногда нет, и тогда все её воспоминания смешиваются в густой непрозрачный суп, и вот уже меня зовут Моникой, а Эрик, ну то есть Михаил, ну то есть Алекс, и лица сливаются в калейдоскопе истории, и уже неважно, Моника ли или Михаил, а может даже Себастиан...

С бодро бегает к нам на второй этаж и ползает по школьному двору со своими ходунками, нарезая круги почище Шумахера до лыжной аварии, сама жарит блины и стирает исключительно в своей стиральной машинке, но каждый божий день с утра пораньше стучит в дверь, есть дома кто, я бутылку открыть не могу!
Самое тихое время - футбольные чемпионаты Европы и мира, тогда С пропускает с детёнышем ужин, какой бы он ни был распрекрасный, и они вдвоём смотрят все матчи под тарелочку солёных орешков и бутылку яблочного сока.
А каждые день в обед она зовёт к себе Абрикосину, иди сюда, милая, я тебе уже хлеб вареньем намазала, тебя ж не кормят!

Она прекрасно выглядит для 92, и хорошо для 72, глаза уже плохо видят, но ещё сверкают, если танцевать с ней вальс, пусть даже в темпе улитки, и у неё очень красивые тонкие пальцы с длинными ровными ногтями, пусть даже их уже 20лет никто не красит.
Она кокетливо вздыхает, ах, доживу ли до ста, вот уже руки становятся морщинистыми, и да, спасибо тебе, Фрау, за всё, чтоб я без тебя делала...

А потом добавляет, только ты пирог со сливами мне больше не приноси, он на вкус говно говном, я его всегда ела, и добавки просила исключительно из жалости!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments